Никита Григоров — талантливый публицист, который к своему 21 году уже очень многое успел. Никита издал прозаические книги «Черно-белый контракт» и «Эскизы к жизни самородка», опубликовал подборку рассказов в антологии молодой украинской прозы “12”, выступил в качестве организатора на Киевском Арсенале, гостил по приглашению в резиденции для творческой молодёжи режиссёра Кшиштофа Занусси. Сейчас готовится к печати 800-страничная антология писателей Донбасса “Порода”, в которой парень выступил в качестве составителя. Занимался переводами поэзии Йейтса, Толкиена и Попадьяка.

В парк лучше приходить сентябрьским утром, часов в семь – в это время тишина и прозрачность воздуха замечательные. Солнечные лучи падают косо с бирюзового отвесного неба, расцвечивают пёстрые осенние листья золотым блеском. Машин не то чтобы мало – всё-таки одна из центральных столичных улиц – но меньше, чем принято. Тарас Григорьевич задумчиво смотрит на красный университетский корпус, парковый фонтан так же задумчиво журчит – перешёптывается с птицами.

В парке почти никого нет в такое раннее время. Продавцы панини и бургеров, содержатели кофейных мафов, бабушки с вафлями, малиной и жареными семечками только готовятся к первым покупателям; официанты за прозрачными широкими стёклами ресторанов по улице Льва Толстого делают уборку перед открытием.

Раньше в парке стояли классические деревянные лавки, расписанные в стиле примитивного искусства, теперь на их месте новые – дизайнерские, разных форм и размеров, из дерева, из железа, из камня… Главный минус дизайнерской креативности в том, что у большинства таких лавок не на что облокотиться – сидеть приходится прямо или вогнувшись внутрь себя, и высоко запрокинув голову любоваться красно-жёлтыми ветками деревьев на голубом в белых пушистых пятнах небе.

К восьми часам через парк начинают идти студенты – ровным, непрерывным потоком от площади Льва Толстого, через дорогу, дружно вступают на парковую территорию – и здесь их пути разделяются – одни, по преимуществу девушки, сворачивают вправо, к жёлтому филологическому корпусу, другие идут прямо и наискосок – это будущие юристы и правоведы. Многие остаются в парке – разговаривают, пьют кофе и вино, слушают уличных музыкантов, целуются, читают…

Символично, что в парке, который носит имя Великого Кобзаря, собираются молодые украинские поэты, философы и литературоведы. Лавки прямо напротив жёлтого корпуса университета почти всегда заняты ими. Вообще, парк Шевченко можно с полным правом считать интеллектуальным сердцем страны – с двух сторон его окружают корпуса лучшего украинского ВУЗа, с третьей – один из главных государственных музеев – музей братьев Ханенко, а с четвёртой располагаются большие книжные магазины – «Київський дім книги» и «Книгарня Є». В парке читаются талантливые стихи, провозглашаются новые идеи, проходят творческие акции и перфомансы. Но вся эта напряжённая культурная жизнь остаётся невидимой для обывателя – непосвящённый человек в первую очередь ассоциирует парк Шевченко с воскресными семейными прогулками, с кулинарными и hand-made ярмарками, с любительскими концертами на маленькой деревянной сцене возле фонтана…

И мало кто обращает внимание на небольшие, перевёрнутым треугольником, прозрачные ящики для бук-кроссинга – их в парке два, и ещё один в форме уютной лесной хижины стоит рядом с кофейней-автобусом, в которой продаются детские книги. Иногда к ящикам подходит какой-нибудь интеллигентного вида пожилой мужчина, достаёт из кошёлки несколько потрёпанных книг, кладёт внутрь – и стоит ему отойти в сторону на каких-нибудь двести метров, уже бегут к ящику бородач-аспирант в полосатой длинной рубашке и шлёпанцах, поэт в ярких малиновых штанах и шляпе, ассистент кафедры в разодранных старых джинсах – посмотреть, не ли чего высокохудожественного?

Я так однажды бунинские «Тёмные аллеи» нашёл…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here